Шрила Гири Махараджа «Крысолов из Сан-Хосе»

Piedpiper

Читать статью В Английские

Перевод: Шриман Muralishwara дас

Предисловие

 

Прошло больше года с тех пор, как я впервые бросил вызов Международному Совету Ачарий (МСА), призвав его членов воспротивиться призыву Шрипада Госвами Махараджа отклониться от указаний, данных Шрилой Говиндой Махараджем в его «Последней воле», и адресованных Ачарьям, которых назвал в этом документе Его Божественная Милость. Я предостерёг их, указав на то, что непослушание Его Божественной Милости повлечёт катастрофу.Члены Совета с редкостным упорством продолжали игнорировать «Последнюю волю»… и мы уже стали свидетелями того, что подобная позиция привела к возникновению различных  проблем.

Хотя многие преданные всячески воодушевляли меня продолжать дискуссию, я предпочитал не публиковать данную статью. Многие недели я хранил её в самом дальнем ящике моего письменного стола. Однако позиция, занятая членами МСА, которые продолжают пренебрегать «Последней волей» Гурудева, а также некоторые выпады с их стороны, – всё это вынуждает меня вновь и вновь обращаться к общественности.  Я зашёл настолько далеко, что смиренно попросил членов Совета указать причины, по которым мне не следует публиковать данную статью. Члены Совета ответили молчанием.

В письме электронной почты, посланном мне Шрипадом Госвами Махараджем, содержится весомый побудительный мотив публикации мной данной статьи. Позвольте привести цитату из послания Его Святейшества:

«В свете вышесказанного я неспособен рассматривать последнюю волю в узком смысле. Я не думаю, что наставления, данные мне и другим Шрилой Гуру Махараджем или Шрилой Гурудевом, должны быть напрочь отвергнуты, поскольку их нет в завещании. Скорее, я воспринимаю последнюю волю в свете «воли» Шрилы Говинды Махараджа и Шрилы Гуру Махараджа, недвусмысленно выражаемой ими на протяжении последних тридцати лет».

После ухода Шрилы Сарасвати Тхакура Шрила Гуру Махарадж припомнил аналогичный эпизод: «Среди членов нашей группы были многие… они слышали советы Прабхупады, его слова, но частично. Однажды некто Аранья Махарадж сказал… он был старшим последователем: «Сарасвати Тхакур заявлял только это»… некое частное замечание Гуру Махараджа Аранья Махарадж хотел преподнести в качестве универсального. Я возразил: «Прабхупада действительно говорил так, бесспорно, но на этом его речи не исчерпываются; он также говорил и многое другое». Я считаю, что сейчас имеет место быть аналогичная ситуация. То, что они подразумевают – а именно, будто я и другие должны отвергнуть наставления, которые звучали на протяжении целой жизни на том основании, что их нет в последней воле, – абсурдно».

Возможно, Госвами Махарадж забыл замечание, которое он в прошлом использовал в качестве своего собственного аргумента (это замечание он приписывал Шриле Шридхару Махараджу, перефразируя): «Специфическому, частному указанию следует отдавать предпочтение перед указанием общего порядка». Я хочу сказать, что специфические указания, данные в «Последней воле и завещании» Шрилы Говинды Махараджа, обладают большей важностью, нежели случайные или сделанные в определённом контексте замечания, прозвучавшие в тот период, когда Его Божественная Милость находился в этом мире, и впоследствие утратившие свою актуальность, –  в особенности, когда речь идёт о ситуации, в которой позднейшие указания явно противоречат более ранним.

Сейчас на ум мне приходит следующий пример: в прошлом Шрила Говинда Махарадж хотел, чтобы Шрипад Парамахамса Махараджа наследовал ему в качестве Ачарьи Шри Чайтанья Сарасват Матха. Когда Его Божественная Милость находился в этом мире, то сделал множество замечаний такого рода. Позже это желание было аннулировано и в «Последней воле» ясно выражено его окончательное предпочтение: кресло Ачарьи должен занять Шрила Ачарья Махарадж.

Как бы то ни было… следуя по стопам Шрипада Госвами Махараджа, давайте рассмотрим некоторые из самых показательных эпизодов карьеры Шрипада Госвами Махараджа «на протяжении последних тридцати лет», помня, что когда его «позитивная деятельность» навязывается нам с целью оправдать непослушание воле Шрилы Гурудева и предпочтение ей «воли» Шрипада Госвами Махараджа, то к «позитивной деятельности» Махараджа нет претензий, однако «история на этом не заканчивается»…

_     _     _     _     _

Вся слава Шри Шри Гуру Гауранге

 

Дорогие читатели!

Несколько недель тому назад я имел непродолжительный разговор со Шрилой Джанарданой Махараджем, предметом которого было моё мнение об Ачарья Сабхе. Он задал мне следующий вопрос: « Махарадж, я не понимаю, какого дракона Вы пытаетесь убить». Хороший вопрос.

«Дракон» – это невыполнение указания Шри Гуру.

кеха та’ ачарйа агйайа, кеха та’ сватантра

сва-мата калпана каре даива-паратантра

«Одни ученики строго следовали указаниям ачарьи, а другие отклонились, под влиянием чар даиви-майи последовав своим собственным взглядам».

Комментарий

“В этом стихе описано возникновение ереси. Если ученики не придерживаются принципа следовать указанию духовного учителя, между ними немедленно возникают разногласия. Любое мнение, отличное от мнения духовного учителя, не имеет никакой ценности. Не может быть и речи о том, чтобы подгонять духовный прогресс под материальные представления.  Это отклонение».

(“Шри Чайтанья-чаритамрита”, Ади-лила 12.9)

«Дракон»  всегда присутствует, готовый атаковать невнимательного или недисциплинированного практикующего и сбить его с истинного и безопасного пути, ведущего к шуддха бхакти.

Однажды Шрила Свами Махарадж сказал своим ученикам: «Послушание – первый принцип дисциплины». Поэтому, пока отсутствует послушание, какая бы то ни было дисциплина немыслима. А пока нет дисциплины, не может быть и речи об ученичестве. Ученик – это человек, соблюдающий дисциплину.

Недавно мы опубликовали статью Шримана Джагадбандху даса, название которой принадлежит вашему покорному слуге: «Гуру шикша – рефлексия, анализ, обновление». Статья начинается так

«В прекрасной лекции, посвящённой Бхагаватам, Шрила Бхактивинод Тхакур обьясняет: когда Святые Слова Бога раздаются в этом мире в форме Писаний, то Они, несомненно, Чисты. Однако под влиянием времени и заблуждения они окрашиваются природой того, кто Их воспринимает».

Можно посчитать, будто Бхагавад Гита Как Она Есть – это самоочевидный и явный результат любой попытки перевода Бхагавад Гиты. Вовсе нет. Тенденция окрашивать перевод в «тона индивидуальной природы воспринимающего» настолько сильна, что ей практически невозможно противиться. То обстоятельство, что Шрила Свами Махарадж представил это великое писание «как оно есть», говорит о его  (Свами Махараджа) уникальной решимости сохранить текст в первозданном виде и о его послушании гуру. Одно немыслимо без другого.

В письме электронной почты, адресованном одному из наших читателей, я спросил (в связи с утверждением из «Последней воли» Шрилы Гурудева: «Шриман Йудхаманйу, Шримати Дживана и Кумкум всегда послушны мне»): «Разве мыслима большая честь?

Истинный тест нашего прогресса в Сознании Кришны – это не наша способность изобретать новое, но наша способность повиноваться. Повиновение Гуру – единственная надежда ученика, стремящегося к прогрессу, и единственный залог безопасности.

Как только мы начинаем придумывать что-то новое, подменяя наставления Шри Гуру нашими собственными идеями, то отклоняемся от истинного пути. Если это случилось, всё же у нас есть надежда. Мы должны вернуться на истинный путь и продолжать поход.

Пять членов «Совета Ачарий» сбились с истинного пути: вместо того, чтобы следовать указанию Его Божественной Милости Шрилы Говинды Махараджа, они последовали за Шрипадом Бхакти Судхиром Госвами Махараджем.

Читатели моих прошлых статей знают, что я категорически несогласен с членами Международного Совета Ачарий (МСА), ныне именуемого просто «Советом Ачарий». Четыре человека из этой группы были назначены Шрилой Гурудевом в качестве его преемников, Ачарий Миссии, а ещё один, Шрипад Госвами Махарадж, является глубокоуважаемым проповедником нашей Миссии

Я не очень хорошо знаю Шрипада Ачарью Махараджа, но с другими джентльменами знаком на протяжении многих лет. Они – мои друзья и я питаю величайшее почтение к их служению и жертвенности, с которой они проповедуют Сознание Кришны во всемирном масштабе. Кроме того, они все они зарекомендовали себя в качестве преданных и верных последователей Шрилы Говинды Махараджа. Эти факты хорошо известны многим.

Выражаясь языком Шрилы Шридхара Махараджа, «эти люди – мои друзья и кумиры».

«…и если Васудева Прабху не изменит своё настроение, то я не останусь с ним. То есть, Махапрабху… Махапрабху и Прабхупада (Бхакти Сиддханта Сарасвати Тхакур) – мои кумиры, а Васудева Прабху – мой друг и кумир. Но я не могу пренебречь Махапрабху и Прабхупадой. Ради них я покинул дом и принял саннйас. Если Васудева Прабху не изменит своё настроение, то я покину этот Матх… не привлекая к этому внимания».

Встать в прямую оппозицию к этим саннйаси – для меня далеко не шутка. Подобное решение – вынужденная необходимость, ибо я не могу игнорировать указания моих гуру, и особенно – последние указания, которые дал своим последователям Шрила Говинда Махарадж.

Любой из нас, кто хочет быть признан в качестве последователя и ученика Шрилы Говинды Махараджа, наделён той же самой ответственностью: на хи калйана-крит кашчид, дургатим тата гаччхати.

Организация нужна нам только для того, чтобы помогать развиваться. Если наша связь с организацией мешает нам духовно расти, надо её оставить и смело идти вперед. Есть соображения абсолютные, а есть относительные. Когда они сталкиваются, предпочтение нужно отдавать абсолютным. Если внутренний голос, моя духовная совесть, решит, что этот круг людей не может по-настоящему мне помочь, то мне придется, как бы мучительно это не было, их оставить, и устремиться к моей цели, куда бы ни вела меня моя духовная совесть. Любая другая линия поведения будет лицемерием и задержит мой подлинный прогресс. Если мы искренни в своих попытках, то никто в мире не сможет нас задержать или обмануть, единственное, что нам грозит — это самообман (на хи калйана-крит кашчид дургатим тата гаччхати). Нужно быть честным с самим — Шри Гуру и Его Милость

Начиная с апреля прошлого года я изумляюсь тому, почему пять членов Международного Совета Ачарий столь упорно отказываются принять систему шести Ачарьев, названных Шрилой Гурудевом, и следовать данному им в его «Последней воле» указанию: сформировать Ачарья Сабху, «состоящую из инициирующих Ачарий».

 

Почему эти указания, содержащиеся в «Последней воле и завещании» Шрилы Гурудева, столь простые и ясные, не принимаются и не выполняются? Одна из возможных причин – потому что их невозможно понять. Другая причина – потому что Шрила Гурудев не намеревался их давать.

Пообщавшись со Шрипадом Джанарданом Махараджем и Шрипадом Госвами Махараджем, а также с другими членами Международного Совета Ачарий, я нахожу, что все эти люди очень разумны и им нетрудно было понять смысл «Последней воли» Шрилы Гурудева и содержащихся в этом документе указаний.

Понимание не было проблемой. Эти люди пожелали того, чего Шрила Гурудев не давал им.

Речь идёт о следующих вещах:

1)      Назначение единого  всемирного Ачарьи.

2)      Международный Совет Ачарий продолжает своё существование – вместо того, чтобы прекратить его и быть заменённым Ачарья Сабхой, о которой говорится в завещании Гурудева.

3)      Появление седьмого Ачарьи, Шрипада Госвами Махараджа.

После того, как попытки утвердить одного всемирного Ачарью потерпели крах, утверждается «ачарья-император», главенствующий над  менее значимыми «царями-ачарьями».

Будучи неспособны получить желаемое благодаря следованию «Последней воле» Шрилы Говинды Махараджа, они сумели обрести искомое, следуя мнению Шрипада Госвами Махараджа, который настаивал на каждом из вышеуказанных пунктов.

Крысолов из Сан-Хосе – занавес поднимается

Существуют многочисленные драконы, столь же опасные, как дракон отклонения, и каждый практикующий в линии сознании Кришны должен выйти победителем в схватке с ними.

Большую угрозу представляют духовные лидеры, сбивающие с истинного пути своих ни о чём не подозревающих – возможно, невинных или наивных  – последователей, вдохновляя их отклоняться от наставлений Шри Гуру. Я хотел бы назвать одного подобного лидера «Крысоловом из Сан-Хосе», в память о крысолове из Гамельна. Я думаю, вы увидите многие черта сходства двух этих персонажей.

Дракон выживает за счёт того, что атакует свою жертву. Крысолов зарабатывает на жизнь тем, что очаровывает и обольщает, собирает последователей, а затем ведёт их в выгодном для себя направлении. Дракон – гигантское существо, которое использует грубую силу с целью получения желаемого; Крысолов прибегает к обольщению и магии. Распознать его уловки гораздо труднее.

А гость продолжал: – Хоть я бедный дударь,
Избавил я хана татарского встарь
От злых комаров, опустившихся тучей.
Недавно Низама я в Азии спас
От страшной напасти – от мыши летучей.
А если угодно, избавлю и вас –
Из Гаммельна крыс уведу я добром
За тысячу гульденов серебром.

«Флейтист из Гамельна», Роберт Браунинг

Крысолов – на первый взгляд безобидный, чудаковатый персонаж, весёлый музыкант, талантливый флейтист. Своей волшебной игрой он может помочь людям решить их проблемы – если только они пообещают заплатить цену, которую он хочет.

Подобный Крысолов объявился в нашей среде. Хотя и не гипнотизируя публику сладкими мелодиями флейты, он способен завораживать своей эрудицией, идеальной памятью, энциклопедическими познаниями в области священных писаний и истории – это человек, который в равной степени умеет обольщать и запугивать.

Ещё одна козырная карта в колоде Крысолова – хвала в его адрес из уст наших достопочтенных наставников. Наш Крысолов – самозванный «протеже» Шрилы Шридхара Махараджа. Подобное самоопределение, похоже, представляет собой самый непреодолимый барьер, когда речь идёт о том, чтобы бросить вызов поведению, которое естественным образом становится предметом немедленной и суровой критики, если его демонстрируют другие, но терпится или игнорируется, если его демонстрирует Крысолов.

Его имя? Похоже, что «Крысолов из Сан-Хосе» – аллюзия, вполне уместная в контексте нашей дискуссии. Этот человек известен многим как Шрипад Бхакти Судхир Госвами. Как его ни называй… он известил членов нашей Миссии о том, что у них «возникла проблема» и предложил решить её – за известную плату.

Он решил убедить Ачарий, старших нашей Миссии, в том, что Миссия не сумеет сохранить единство, как то было во времена Шрилы Говинды Махараджа, пока во главе её не будет одной центральной объединяющей фигуры. По его мнению, Миссия нуждается в том, чтобы избавиться от ограничений («изгнать крыс»), налагаемых «Последней волей» Шрилы Гурудева. Изложив суть проблемы, он предложил нам помощь в обмен на известную плату.

«Вы дадите мне тысячу гульденов?», – спросил крысолов (флейтист…) из Гамельна.

Какой платы хочет Госвами Махарадж? Он хочет получить то, что не дал ему Шрила Гурудев.

1) Сам Госвами Махарадж становится седьмым ачарьей.

2) Шрила Ачарья Махарадж назначается единым всемирным Ачарьей Миссии.

3) Международный Совет Ачарий продолжает существование – с Госвами Махараджем в качестве его члена (вместо того, чтобы согласно “Последней воле» Гурудева сформировать Ачарья Сабху, в состав которой Госвами Махараджа не входит).

После того, как планы назначения единого всемирного Ачарьи потерпели крах, была сделана попытка превратить Ачарью Махараджа в «ачарью-императора», готового следовать указаниям Крысолова.

Четыре Ачарьи согласились дать Крысолову искомое. Будучи неспособны заполучить желаемое посредством выполнения указаний Шрилы Говинды Махараджа, они могут – теоретически – достичь своей цели, следуя указаниям Шрипада Госвами Махараджа, который настаивает на каждом из вышеназванных пунктов.

Эти Ачарьи, во главе со Шрипадом Ачарьей Махараджем, должно быть, решили, что заключили сделку.

– Что тысяча! Мы вам дадим пятьдесят! –
Прервал его мэр, нетерпеньем объят.

 

И теперь все радостно следуют схеме, предложенной Всемирным Советом Ачарий. Однако, когда нужно будет расплатиться с Крысоловом, то Ачарьи окажутся в затруднительной ситуации, ибо капитала, необходимого для оплаты «услуг» Крысолова (назначения его седьмым Ачарьей), у них нет. Капитал принадлежал Шриле Говинде Махараджу, который уже вложил его в шестерых других Ачарий, ни словом не обмолвившись о седьмом.

Экая радость у граждан была!
Так они били в колокола,
Что расшатали свои колокольни.
Не было города в мире довольней.
Мэр приказал: – До ночной темноты
Все вы должны приготовить шесты.
Норы прочистить, где крысы кишели.
Плотники! Плотно заделайте щели,
Чтобы не мог и крысенок пролезть,
Духу чтоб не было мерзостной твари!
Вдруг появился флейтист на базаре.
– Тысячу гульденов, ваша честь.

– Тысячу гульденов? – Мэр городской
Ошеломлен был цифрой такой.

Мы все восхищаемся тем, насколько мужественно и энергично Госвами Махарадж служил Шриле Шридхару Махараджу. Его активы стали чрезвычайно велики – в ту пору, когда он развивал в Сан-Хосе свою собственную проповедническую миссию, «Движение Сознания Кришны».

Будучи гуру этой миссии, своей проповедью он привлёк многих людей. Одни стали его личными учениками, другие – учениками Шрилы Шридхара Махараджа. Он купил здание, установил Божества – одним из Них был Шриман Махапрабху, личное Божество Шрилы Говинды Махараджа. Госвами Махарадж попросил Говинду Махараджа подарить ему это Божество. Последний с радостью выполнил его просьбу, думая: «Госвами Махарадж дал нам пять Божеств (книги Шридхара Махараджа), я вполне могу отдать ему одно Божество».

Госвами Махарадж собрал коллекцию записей бесед Шрилы Шридхара Махараджа и опубликовал многочисленные книги и буклеты на основе этих записей. Затем он принял прискорбное решение – лишить доступа к этим записям всех, за исключением считанных счастливчиков, которые, как он того потребовал, могли слушать эти записи, но не имели права давать их другим людям. Подобная позиция недвусмысленно противоречила ясно выраженному желанию Шрилы Шридхара Махараджа.

Он даже не передал эти записи одному ученику Шрилы Гурудева, который, как было прекрасно известно Госвами Махараджу, только что получил прямое указание Гурудева – слушать эти записи. «Он (Гурудев) сказал, что Вы можете их слушать, но не говорил, что я должен отдать эти материалы в Ваше распоряжение», – к такой уловке прибегнул Госвами Махарадж в ответ на просьбу ученика поделиться записями.

Да, Крысолов прекрасно знал, как заполучить желаемое.

«Он был очень умён, он устроил так, что Гуру Махарадж подписал бумаги». (речь идёт о передаче Госвами Махараджу авторских прав, которые он впоследствие продал.)

Храм Госвами Махараджа был полон преданных, которые с энтузиазмом служили под его руководстовм, а собрание верных жертвовало время и средства, помогая ему на благородном поприще проповеди.

Но Госвами Махарадж был неудовлетворён. Он считал, что храмы и ашрамы, населённые саннйаси, брахмачари и брахмачарини, суть пережитки прошлого. Его видение будущего требовало разрыва с «шафрановым прошлым». Многие из нас, подобно вашему покорному слуге выражавшие несогласие, были отнесены к разряду пропахших нафталином чудаков, слишком старомодных и эксцентричных, чтобы стать частью новой проповеднической волны.

Он продал храм, чтобы выплатить аванс за роскошный дом в районе для богатых, известном как Кристал Спрингз. Он снял священную саннйаса вешу, данную ему Шрилой Шридхаром Махараджем, предпочтя ей чёрные одежды и длинные волосы. Похоже, что его нисколько не смущало сходство с внешностью Шрипада Бона Махараджа, ученика Шрилы Сарасвати Тхакура, по возвращении Бона Махараджа в Индию из Лондона, – внешностью, которая стала объектом критики Шрилы Шридхара Махараджа.

bsg1

Когда наш герой продал храм, то его обитатели, в большинстве своём, остались на улице. Члены прихода могли посещать Махараджа в его новом шикарном особняке, но только по приглашению, что редко случалось, и они были обязаны не демонстрировать какие бы то ни было внешние признаки своей «вайшнаваты» – никаких дхоти, сари, тилак, шикх и т. д.

Что Госвами Махарадж готов продать сейчас? Его предложение, адресованное вашему покорному слуге, – место в «Совете Ачарий» (МСА), в том случае, если сделка меня устроит.

Чего он хочет взамен? Я должен отказаться от возмущённых призывов сформировать Ачарья Сабху. Конечно, я не согласился. Указания, содержащиеся в «Последней воле и завещании» Шрилы Гурудева, не являются моей собственностью, которой я вправе торговать; это собственность Шрилы Гурудева. Их недпустимо использовать в качестве разменной монеты – какой бы привлекательной ни казалась сделка.

Не удивительно, что его разрыв с прошлым привёл не к заре лучезарной новой эры проповеди, но к полному краху. Он кончил тем, что спустил с молотка всё. Он продал свой новый дом, Божества и издательство «Хранитель Преданности» вместе с так называемыми «правами» на книги и записи бесед Шрилы Шридхара Махараджа.

И его нисколько не волновало то обстоятельство, что люди, которые всё это «приобрели», включая «права» на записи Шрилы Шридхара Махараджа, были «не слишком благосклонны» к его Миссии или то, что не проявляли ни малейшего уважения к к избранному им преемнику, Шриле Говинде Махараджу, или то, что они станут наживаться на законной собственности Шрилы Говинды Махараджа. Эти люди оказались главными покупателями на распродаже духовных параферналий и интеллектуальной собственности «рупануга-ачарьи наших дней, Бхакти Ракшака Шридхара Дева-Госвами» (по определению самого Госвами Махараджа).

Всё это не более странно, чем ирония судьбы, по которой Госвами Махарадж чувствовал себя в полном праве отказать в записях бесед Шрилы Шридхара Махараджа ученику Шрилы Говинды Махараджа в той ситуации, когда Шрила Говинда Махарадж хотел, чтобы ученику были переданы эти записи, но не смог отказать в них людям, находившимся в оппозиции к Шриле Гурудеву.

Тогда Госвами Махарадж (равно как и в настоящее время) вёл себя так, словно он – единственный, кто способен понять истинную ценность священных слов Шрилы Гуру Махараджа. В таком случае, разве эти слова не были его личной собственностью, которой он вправе распоряжаться по своему усмотрению?

Он знал лучше, что есть что, нежели его духовные братья. Мы были всего лишь смертными, неспособными дать должную оценку высшим духовным концепциям, пребывающим в его гениальном уме.

Он считал, что способен найти лучшее применение Божеству Махапрабху Шрилы Говинды Махараджа и потому не колеблясь попросил отдать Божество ему. Однако не было ничего столь ценного или сакрального, что нельзя было бы поменять на наличные. Если уж саннйаса веша не представляет никакой ценности, то есть ли хоть что-то ценное?

Все священные реалии, поклонению которым он нас учил, были проданы тому, кто заплатил больше остальных, а немногочисленные преданные, которым выпала привилегия жить в его обществе, в его фешенебельном особняке, были вынуждены искать приют в другом месте, когда Госвами Махарадж продал и его.

Затем он практически исчез – на девять лет. Я не желаю говорить о том, чем он занимался в те годы. Позвольте мне просто заметить, что Шри Прахлада Махарадж советовал нам воздерживаться от пунах пунас чарвита-чарвананам или от того, что сам Шрипада Госвами Махарадж, прибегая к эвфемизму, определяет как «жизнь человека искусства».

Так или иначе… эрудиция, безупречная память, знание писаний, личное общение и беседы с гуру и даже хвала из их уст, которая, по большей части, уже прозвучала, – всё это не помешало ему нырнуть в водоворот того, что мы можем, мягко говоря, назвать алокика дхармой или «поведением, идущим вразрез с общепринятым»…

Я прихожу к следующему заключению: снова и снова  упомянутые выше качества – шарм вкупе с тактикой запугивания и похвалой наших гуру – вынуждали практически каждого вести себя так, как сейчас – терпеть его «специфическое» поведение и закрывать на него глаза… поведение, сутью которого является неповиновение указаниям нашей гуру варги в пользу его собственной свежесостряпанной доктрины «единства и прогресса».

История повторяет себя… плохо это или хорошо, но я вставал в оппозицию к нему в прошлом – точно так же, как делаю это в нынешней ситуации. И тогда, и сейчас в качества оправдания его отклонений приводились весьма сомнительные доводы.

Если вам неизвестен путь, начертанный нашими гуру, если вы неспособны отличить реальность от иллюзии, или если вас устраивают полу-правда, инсинуации, поверхностные объяснения и тактика угроз в качестве мотивации вашего прогресса в Сознании Кришны, тогда вы можете страшиться великого Озза или кудесника Крысолова. Но, в таком случае, разве вы не почувствуете себя предателем своего дела? И станете ли вы «давать другим те же самые осквернённые реалии»?

Мы должны более тщательным образом проанализировать то, что мы, как нам кажется, поняли. Каждый должен спрашивать себя: «Где я? Какова моя истинная потребность? И насколько велика моя жажда подлинного явления?» Всё это будет озвучено и станет достоянием гласности. Таким образом, это истинная сфера садханы, практики. Наша практика, наш прогресс нуждаются во всех этих трудностях. В противном случае, мы можем не знать, что есть прогресс, и станем лицемерами, дающими другим те же самые осквернённые реалии». — Шри Гуру и Его Милость

К своей вящей славе, он вернулся в ту самую Миссию, которую покинул. «Высадившись» немного впереди того участка пути, где он его оставил, Госвами Махарадж решил, что ашрамы с брахмачари и саннйаси, в конце концов, – не такие уж и скверные места. В них он нашёл пристанище и общество преданных, которые были очень рады ему и его проповеди.

Шрила Говинда Махарадж тоже радовался его возвращению; проявил по отношению к нему самые тёплые чувства и вернул ему все регалии, в прошлом подаренные Шрилой Шридхаром Махараджем. Все мы приняли Махараджа подобным образом.

Тогда чего ради предавать огласке эту печальную историю, описанную выше?

Мы должны не клеймить позором того, кто претерпел подобные испытания, но прославлять его смирение, настойчивость и решимость.

«Забудь прошлое, которое спит», – таков совет Шрилы Бхакти Винода Тхакура.

Таков в высшей степени разумный совет, адресованный спящему прошому.

К сожалению, Госвами Махарадж не позволяет ему уснуть. Он вновь отклоняется от наставлений Ачарьи, Шрилы Говинды Махараджа, и соблазняет четырёх Ачарий последовать его примеру.

«Следует сформировать Совет Ачарий (Ачарья Сабху), в состав которого должны войти инициирующие ачарьи. Они будут советоваться друг с другом по всем духовным вопросам и направлять членов всех попечительских советов».

Простое недвусмысленное указание. Но он и другие настаивают на том, что им следует пренебречь. Они знают лучше, чем Шрила Говинда Махарадж. Нужно отбросить «Ветхий завет» и послушаться новатора. Вновь наступил звёздный час Госвами Махараджа – ему предоставилась возможность повести Миссию в новом направлении.

Кто-нибудь скажет мне  – какой именно Госвами Махарадж стал вожатым в текущем «Новом Веке»?

bsg2
bsg3

 

Это Госвами Махарадж  (слева-направо) из Кристальных Ключей, саннйаси с волосами, выкрашенными в апельсиновый цвет, «Филипп Мёрфи» из клипа «Приведи меня к пилоту» или член Международного Совета Ачарий? Возможно, это даже ещё более «креативный» Госвами Махарадж, «последнего издания», которого мы ещё не видели. Время покажет, но посмеем ли мы ждать? Мой совет – не стоит .

Итихасы, такие как Махабхарата, представляют собой исторические повествования, дополняющие изначальные Веды, но Шрила Джива Госвами считает их равноценными Ведам. Когда речь идёт об образовании, история тоже важна. Мы должны быть знакомы не только с теоретическим знанием, но и с практическими примерами.

Какой же пример преподносит нам история Госвами Махараджа? Пример того, как нельзя отклоняться от линии предыдущих Ачарий, ибо плод подобного отклонения – не слава, но позор.

Ачарйаван пурушо веда (Чхандогйа Упанишад 6.14.2): человек обладает полнотой знания о жизни, если он есть ачарйаван, им руководит ачарья. Но когда человека контролируют раджо-гуна и тамо-гуна, то он плюёт на всё и вся; он поступает подобно глупому животному и подвергает свою жизнь риску (мритйу-самсара-вартмани – Бг. 9.3) и потому продолжает страдать. На те видух свартха-гатим хи вишнум (ШБ 7. 5. 31). Подобный глупец не знает, как, родившись человеком, возвыситься. Вместо этого он погрязает в греховной деятельности и скатывается на самое дно ада. – ШБ 10.10.10
Наши Ачарьи, которым известна история Госвами Махараджа, предпочитают её игнорировать. Их выбор – помнить лишь то хорошее, что было сказано о нём Шрилой Говиндой Махараджем. Они опираются на эту позитивную оценку, настаивая на том, чтобы считать его седьмым Ачарьей. Шрила Говинда Махарадж упоминал возможность назначения Госвами Махараджа Ачарьей Лондона. Однако, хотя подобное допущение было сделано, впоследствие Шрила Говинда Махарадж отверг эту идею. Возможно, он передумал, припомнив печальную историю нашего героя.

Однако я отвлёкся. Я собирался рассказать продолжение истории Крысолова – эпизод, в котором фигурируют радостно танцующие дети.

Снова на улицу вышел флейтист,
К флейте устами приник,
И только издал его гладкий тростник
Тройной переливчатый, ласковый свист,
Каких не бывало на свете, –

Послышалось шумное шарканье, шорох
Чьих-то шагов, очень легких и скорых.
Ладошки захлопали, ножки затопали,
Звонких сандалий подошвы зашлепали,
И, словно цыплята бегут за крупой,
Спеша и толкаясь, веселой толпой
На улицу хлынули дети.

Старшие, младшие,
Девочки, мальчики
Под флейту плясали, вставая на пальчики.

В пляске
Качались кудрей их колечки,
Глазки
От счастья светились, как свечки.

С криком и смехом,
Звонким и чистым,
Мчались ребята
За пестрым флейтистом…

Немыслимо ожидать от детей – новичков и юных учеников – знания истории во всей её полноте. Их глаза сияют, когда их взору предстаёт очередная забава, новое дело или инновация. Почему бы и нет? Жизнь в Сознании Кришны – нечто совершенно новое для них. Дети естественным образом радуются новым игрушкам. Наш долг, в качестве опекунов, людей старших и опытных, состоит в том, чтобы оберегать их, предостерегая от опасности того, что звук флейты, на который они спешат откликнуться, может оказаться вовсе не мелодией флейты Кришны.

Мэр и советники замерли, словно
Их превратили в стоячие бревна.
Ни крикнуть они, ни шагнуть не могли,
Будто внезапно к земле приросли.
И только следили за тем, как ребята
С пляской и смехом уходят куда-то
Вслед за волшебником с дудкой в руке.
Вот уже с улицы Главной к реке
Манит ребят говорливая дудка.

Как в «Крысолове из Гамельна», я сомневаюсь в том, что наша история увенчается счастливым концом.

Но что это? В склоне открылись ворота –
Своды глубокого, темного грота.
И вслед за флейтистом в открывшийся вход
С пляской ушел шаловливый народ.
Только последние скрылись в пещере,
Плотно сомкнулись гранитные двери.

(Браунинг)

Мысли, которыми я делюсь здесь, не являются предсказанием. Я не претендую на знание будущего. Это предостережение. У нас всё ещё есть время, чтобы изменить направление движения и и последовать указаниям Шрилы Гурудева. Однако, если это не случится, то нам следует ожидать, что Крысолов потребует плату. А если его требование останется неудовлетворённым, что весьма вероятно, ибо удовлетворить его невозможно, то что останется от нашего города – от нашей Миссии?

Меня заботят не столько взрослые, образно говоря, сколько дети – новички и младшие ученики. На нас, людях, которые, как предполагается, играют роль взрослых, возложена ответственность – заботиться о них. Я отношусь к этой задаче крайне серьёзно.

В 1990-ых отклонение Шрипада Госвами Махараджа привело к «пожару», в результате которого сгорел один наш храм и наша Миссия утратила значительную часть духовных параферналий. Теперь этот человек снова отклоняется, сделав четырёх наших Ачарий жертвами своих чар. Пожар, которому он виной, уже горит. Как много собственности Миссии Шрилы Гурудева сгорит, прежде чем пожар удастся погасить?

Тоном обвинения Госвами Махарадж заявил, что я, должно быть, стал жертвой безумия. Он использовал расхожее выражение: «Безумие проявляется в том, что человек повторяет одно и то же, ожидая, что его речи приведут к разным последствиям».

С тех пор, как я предал гласности мою точку зрения, которая разительно отличается от взглядов Шрипада Госвами Махараджа, я стал слышать самые нелестные эпитеты в свой адрес.

В разных местах меня называли «врагом», «предателем Шрилы Говинды Махараджа», «еретиком» и т. д.

Словно для того, чтобы продемонстрировать уникальную квалификацию, необходимую для членства в Международном Совете Ачарий (от которого я отказался), некоторые из членов Совета обрушили на меня горы лжи и повели себя как мои заклятые враги.

Помимо замечания о моём «сумасшествиии», Госвами Махарадж был достаточно добр, чтобы адресовать мне замечание, сделанное о вашем покорном слуге одним из моих собратьев-ачарий: «Ачарья абхиман («эго наставника» – прим. пер.) способен сожрать мозг и превратиться в нездоровую одержимость».

Возможно, Шрипад Джанардан Махарадж сделал самое язвительное замечание в мой адрес, сравнив меня с самым «знаменитым» оскорбителем Шри Гуру, Шри Чайтаньи Махапрабху и Его преданных: «Должно быть, здесь присутствует след Рамачандры Пури».

В своей речи, произнесённой сразу же после ухода Шрилы Говинды Махараджа, Шрипад Джанардан Махарадж напомнил нам: «Бхакти Сиддханта Сарасвати Тхакур сказал: «Ты – Вайшнав, а в среде Вайшнавов немыслимы оскорбления»

Согласен. Я считаю этих людей Вайшнавами и в моём сердце нет печали, вызванной их словами.

Однако меня мучает вопрос: разве в обществе, где даже лидеры, обладающие высочайшим рангом, избегают и намёка на критику в адрес Госвами Махараджа, присутствуют два стандарта – один для Госвами Махараджа, а другой – для всех остальных? Неужели я пропустил шлоку, в которой описывается подобная дихотомия?

Хотя безумие не относится к числу моих наследственных болезней, Госвами Махарадж стал первым человеком в моей жизни, заявившим, что мне необходима помощь психиатра. Однако я готов признать себя сумасшедшим – в том смысле, который присутствует в нижецитируемом фрагменте.

Невежественный человек нарушает закон. Таким образом, невежество не есть блаженство, но глупо быть мудрым там, где невежество – это блаженство. Это проблема. Весь мир наслаждается невежеством. А когда вы говорите им о сознании Кришны, то они не придают этому должного значения. Если я скажу: «Всё принадлежит Кришне, а не тебе», то вас это вряд ли очень обрадует. (Слушатели смеются.) Только посмотрите – невежество есть блаженство. Поэтому глупо с моей стороны говорить правду. Глупо быть мудрым там, где невежество – это блаженство. Мы рискуем оскорбить людей и приобрести репутацию глупцов. –  Совершенные вопросы, совершенные ответы, глава 7.

Разве истина неприятна? По сравнению с чем? Неведение истины представляет большую угрозу. Если услышать правду значит избежать катастрофы, то на её «неприятный» характер можно закрыть глаза.

Давайте помнить:

ачарйера мата йеи, сеи мата сара

танра агйа лангхи’ чале, сеи та’ асара

«Указание духовного учителя – это фундамент духовной жизни. Любой, кто не выполняет его, тотчас становится бесполезным и никчёмным человеком». – ЧЧ Ади 12.10

Я вновь настойчиво призываю, как делал это всё последнее время, других Ачарий игнорировать обольстительные предложения колоритного Флейтиста. Я призываю их, взрослых людей,  принять на себя бремя ответственности. Выполнять долг Ачарьи, как ожидал того Гурудев, следовать его наставлениям, и сформировать Ачарья Сабху, следуя указаниям и духу его «Последней воли»

Молясь о милости и защите преданных Господа, я хотел бы протицировать следующие строки – в назидание себе и другим, ради нашего общего блага:

«Как я стану проповедовать миру чистое послание Шри Чайтаньи и выполнять сердечное желание моих гуру? Я лишён поддержки в виде последователей и богатства; у меня нет никакого образования или разума, с помощью которых я мог бы привлечь массы». – Шрила Бхакти Сиддханта Сарасвати.

Свами Б. К. Гири

 Эпилог

Я ожидаю, что иные из моих читателей будут склонны отреагировать на мои наблюдения, помещённые выше, так, словно я – худший из оскорбителей Вайшнавов. Я смиренно прошу этих читателей глубоко поразмыслить над следующими словами:

«Совершить Вайшнава-апарадху нелегко. Если Вайшнав оскорблён, то это апарадха, но если затронута анартха в сердце Вайшнава среднего уровня, в результате чего он разгневан, то речь не идёт об оскорблении. Стопроцентный Вайшнав может иметь некую анартху, и если эта анартха сталкивается с оппозицией, то Вайшнав может разгневаться. В таком случае, речь идёт не о Вайшнаве в строгом смысле слова, но о его уме – о ментальной системе Вайшнава, а не о духовном элементе в нём. То не будет апарадхой в точном смысле слова, если причиной гнева послужила ситуация, в которой был затронут его материальный интерес».

«Мы можем утверждать и давать оценки, но мы также видим в Писании: «На хи калйана-крит кашчид, дургатим тата гаччхати – любой, кто следует пути добродетели, не попадает в ад и не навлекает на себя проклятие». Если человек искренен и не желает обманывать себя, то никто его не обманет. Мы должны быть правдивы в отношении нашей духовной совести. Мы должны прислушиваться к её голосу, и тогда Господь, пребывающий внутри, придёт к нам на помощь.  Он всегда помогает искренним душам. Он пребывает повсюду, и он – помощник». – Святое Занятие

Я никоим образом не претендую на то, будто мне известна адхикара Шрипада Госвами Махараджа или моих собратьев-Ачарий. Мне они известны как духовные братья и племянники. Мне также известно, что саннйаси и ачарьи должны действовать на платформе мадхйама-адхикары, действовать в качестве «Вайшнавов среднего уровня», как было сказано в вышеприведённой цитате. Именно этим Вайшнавам среднего класса я адресую эти критические заметки.